Интересные места Манхэттена

В Париже есть Елисейские поля. В Риме — виа Венето. В Лос-Анджелесе — бульвар Сансет. А в Нью-Йорке есть Пятая авеню.

На Пятой авеню ежегодно проводится пасхальный парад и парад в День св. Патрика, когда ньюйоркцы высыпают на улицы и центральная часть Пятой авеню превращается в изумрудную ленту. Под Рождество манхэттенцы, известные приверженностью к такси и метро, обязательно арендуют машины, чтобы полюбоваться празднично украшенными витринами и изумительной иллюминацией.

Не многие улицы представляют столь же впечатляющее воплощение духа Нью-Йорка, как Пятая авеню. Тут вы найдете все — и дерзкую порывистость небоскреба Эмпайр-стейт-билдинг, и амбициозность Рокфеллеровского центра, и претенциозную роскошь небоскреба Трамп-тауэр, и старомодную элегантность отеля “Плаза”. Пятая бежит через самое сердце Центрального Манхэттена, разделяя остров на восточную и западную стороны — Ист-Сайд и Вест-Сайд. Эго своего рода социальный компас, чья стрелочка указывает на высокую моду и образ жизни городской элиты. Это то святое место, где богатые и влиятельные граждане совершают все свои деяния, где ньюйоркцы отмечают праздники и где город являет себя миру во всем великолепии.

Это и историческая скрижаль, на которой выбиты вехи географического расширения Манхэттена к северу и его экономического прогресса, своего рода стрела времени, упирающаяся в трущобные кварталы — символы упадка городской экономики. Пятая авеню берет начало у парка Вашингтон- сквер, неподалеку от кривых улочек Гринвич-Виллиджа. Она бежит мимо небоскреба Флэтайрон на углу 22-й улицы к парку Мэдисон-сквер, что расположился между 23-й и 26-й улицами — здесь некогда находился первый Мэдисон-сквер-гарден — не концертно-спортивный зал, а сад.

Далее авеню течет мимо подножия Эмпайр-стейт-билдинга и мимо Рокфеллеровского центра, на протяжении 26 кварталов заключает в свои объятия Центральный парк и плавно перетекает в “музейную милю”, где разместились крупнейшие в городе музеи живописи. Продолжая свой бег мимо особняков и посольств в Северном Ист-Сайде, авеню пролегает через Гарлем, рассекая надвое парк Маркуса Гарви в самом сердце негритянского района, и, наконец, упирается в реку Гарлем. Если вам хватит времени и терпения, можете обследовать все 132 квартала, на которые растянулась Пятая авеню. Эта простершаяся с севера на юг авеню предлагает туристу исключительно богатый и разнообразный — в культурном и экономическом плане — пейзаж.

Тем же, кто оказался в Нью-Йорке проездом, необходимо увидеть хотя бы самые главные достопримечательности Пятой авеню, расположились между 49-й и 59-й улицами, т.е. между Рокфеллеровским центром и отелем»Плаза». Впрочем, есть несколько впечатляющих мест и вне этого участка, так что начнем с крупнейшего.

Эмпайр-стейт-билдинг (Empire Stale Building) ракетой вознесся в небеса на углу 33-й улицы. Когда в 1931 г. было закончено его строительство, небоскреб стал самым высоким зданием в мире, и для старожилов он остался таковым и по сей день. Вытянувшийся на 102 этажа (на 450 м). он по высоте занимает третье место после небоскреба Сирс-тауэр в Чикаго и Всемирного торгового центра в Нью-Йорке. Но зато но открывающемуся с крыши виду ему нет равных: в ясный день радиус видимости отсюда — более 100 км. А ночью Манхэттен разливается внизу морем мигающих огоньков.

На лифте можно добраться до обзорной площадки 86-го этажа. Отсюда другой лифт поднимает желающих на небольшой смотровой уголок на 102-м этаже. Именно тут кинозвезда Фей Рэй имела судьбоносное свидание с 15-метровой черной гориллой по имени Кинг Конг. Впрочем, здесь пересеклись не только их жизненные пути. Из 16 человек, которые спрыгнули с Эмпайр-стейт, только двое предусмотрительно обзавелись парашютами, и оба были арестованы, едва коснулись подошвами земли. Четырнадцать человек погибли в 1945 г., когда бомбардировщик В-25 врезался в 79-й этаж здания.

Вечером верхние этажи небоскреба подсвечиваются огнями разных оттенков в разные дни. В День св. Патрика верхотура пылает зеленым. В День Колумба — это национальный праздник миллионов итало-американцев Нью- Йорка — его озаряют красные, белые и зеленые всполохи. После 6 лет неустанного лоббирования гомосексуальное сообщество Нью-Йорка (а это 700 тыс. человек) добилось права отмечать в июне «неделю гордости геев» иллюминацией лавандовых тонов.

Спустившись с небес на землю, непременно зайдите в один из самых шикарных в Нью-Йорке универмагов —

“Лорд энд Тейлор» (Lord and Taylor) на углу 39-й улицы, он знаменит экстра-вагантным оформлением витрин в Ужин. Танцы праздничные дни. В зимнююстужу.случается, желающие поглазеть на его ширины вынуждены стоять в очередях.

Далее на протяжении десятка кварталов Пя гая с I ановится однообразной. На месте элегантных городских особняков. некогда принадлежавших Асторам и Вандербильтам, возвели коробки дешевых лавчонок. Единственной отрадой дли глаз является Нью-Йоркская публичная библиотека (New York Public Library), присевшая, точно сфинкс, между 40-й и 42-й улицами. Выстроенный в 1911 г., этот грандиозный памятник архитектуры предлагает едва ли не лучшие в мире условия для научно-исследовательской работы: в фондах библиотеки хранится более 20 млн единиц книг и рукописей, в том числе экземпляр первой напечатанной в США в 1640 г. книги «Псалтирь» и дневники английской писательницы Вирджинии Вулф. Странная компания служащих, туристов и праздношатающихся обычно оккупирует лестницу под неусыпными взорами Терпения и Упорства — двух мраморных львов возлежащих на верхних ступеньках.

 

На противоположной стороне 42-й улицы, в доме № 500 по Пятой авеню, расположена “Нат Шерманз» (Nat Sherman’s) — табачная лавка, обслуживающая многих знаменитостей и прочих упрямцев, которых не затронула нынешняя мания здорового образа жизни. У 49-й улицы Пятая авеню наконец начинает соответствовать своему легендарному облику благодаря Рокфеллеровскому центру (Rockefeller Center) триумфальному воплощению архитектурного сгиля ардеко, одному из крупнейших в мире комплексов развлечений и бизнеса. Рокфеллеровский центр прозвали “городом в городе».

[stextbox id=»custom»]Ежедневно в центре находится 240 тыс. человек, что равно численности населения 60 средних американских городов. Здешняя телефонная сеть насчитывает 100 тыс. номеров. В зданиях 48 758 окон. 388 лифтов совершают за год поездки обшей протяженностью более 3 млн км. Добавьте 3-километровые подземные переходы, 35 ресторанов, 4 железнодорожные ветки, 9 иностранных консульств — это и впрямь маленький мегаполис. С 1943 г. в зданиях центра были сняты эпизоды 100 кинокартин, в том числе таких, как “Сладкий запах успеха” и “Дни радио”.[/stextbox]

Парк Ченнел-гарденс (Channel Gardens), названный так потому, что он разделяет “Французский дом” слева и “Британское здание” справа так же, как Ла-Манш разделяет эти две страны, приводит туриста в самую середину плошали Плаза (Plaza), над которой взметнулся величественный Джи-И-билдинг (GE Building, ранее — RCA Building). Перед небоскребом разбит дворик, который летом становится рестораном, а зимой — катком. Здесь же стоит знаменитая рождественская елка, иллюмини-рованная десятками лампочек, которая привлекает тысячи зевак. Вестибюль Джи-И украшают две фрески Хосе Марии Серта. Первоначально заказ на оформление здания получил Диего Ривера, но, когда он не захотел убрать со своей фрески фрагмент с изображением Ленина, Рокфеллеры отказались от его услуг.

Рейнбоу-рум” (The Rainbow Room), который вновь открылся после реконструкции в конце 80-х годов, — квинтэссенция Манхэттена: незабываемо, немного пошловато и ужасно дорого!

Но вернемся на Пятую авеню. Напротив Рокфеллеровского центра вы увидите “Сакс на Пятой авеню” (Saks Fifth Avenue) — универмаг, положивший начало торговой империи Сакс, что раскинулась ныне от Далласа до Сент-Луи- са. На следующем углу высится “Интернэшнл” (International Building) со знаменитым Атласом у входа, согнувшимся под тяжестью Земли. Впрочем, этот 8- метровый бронзовый титан кажется карликом на фоне исполинского собора Св. Патрика (St Patrick’s Cathedral) — крупнейшего католического храма в стране. Открытый в 1879 г., когда граница города проходила по 42-й улице, собор сейчас является достопримечательностью Центрального Манхэттена, и его готический фасад интригующе контрастируете гладкими стеклянными плоскостями соседних небоскребов.

Святой Патрик — типичное воплощение духа Нью-Йорка: скажите, где еще вам придется приобретать входные билеты на вечернюю службу? Не пожалейте времени на осмотр интерьера собора, где писатель Скотт Фицджеральд сочетался браком со своей  Зельдой. Особенно вас поразят бронзовые двери и витражи.