Культура Манхэттена

Манхэттен — родина многих легендарных явлений культуры самых разных мастей и видов. Здесь расположены Бродвей, Радио- Сиги, Линкольновский центр и Карнеги- холл — главные стартовые площадки для многих славных биографий музыкантов, театральных деятелей и кинематографистов. Здесь же на каждом углу можно встретить неисправимых мечтателей — талантливого студента, исполняющего камерные произведения, эквадорский фольклорный ансамбль или карибских джазистов, наяривающих Баха на электрогитарах, — все они мечтают об успехе. Но прыжок к успеху, как понял один уличный скрипач, дается даче- ко не всем. Он пользовался такой славой у своих слушателей, что ему удалось заработать денег для прослушивания в крупнейшей консерватории города, где его игра вызвана куда меньший энтузиазм.
Многие ньюйоркцы предпочитают традиционный театр и не ходят на авангардистские спектакли. Другим же отнюдь не по нраву — или не по карману — роскошь экстравагантных бродвейских постановок. Но даже если вам жаль тратиться на билет, у вас есть шанс оказаться рядом со “звездой”: на¬пример, вы можете встретить Мадонну или Джона Кеннеди-младшего в Обществен¬ном театре на отнюдь не роскошной Лафайет-стрит, а на следующий день лицезреть своего кумира за порцией черной икры в “Русской чайной”, что рядом с Карнсги-холлом.
Есть ньюйоркцы, которые потребляют культурную пищу как бы косвенным образом, упиваясь духовной близостью к “звездам”. Есть даже любители холить на похороны знаменитостей в надежде увидеть там славных мира сего.
Но не все культурные мероприятия в Нью-Йорке “имеют ценник”. Все лето на Большой лужайке Центрального парка устраиваются бесплатные оперные спектакли и концерты. Выступления иод открытым небом Филармонического оркестра или “шекспировские” спектакли — популярные формы общедоступной культуры. На «шекспировские” представления жаждущие выстраиваются в длинную очередь за бесплатным билетом. Очереди же, как показал Вуди Аллен в своем классическом фильме “Энни Холл”, — важная примета культурной жизни Нью-Йорка. А когда «Забарз” (ресторанчик на углу Бродвея и 80-й улицы) устраивает пикник, то ко всем нью-йоркским очередям добавляется еще одна — ценителей лучшей кулинарии в городе.
Бродвей, в 1901 г. получивший название “великий белый путь” (из-за обилия рекламных огней), на самом деле не одна улица: это понятие объединяет также Седьмую авеню и несколько прилегающих переулков. Район пережил пору расцвета еще до появления в 1927 г. звукового кино и задолго до изобретения телевидения. С тех пор он пугающим образом деградировал, однако, нравится это вам или нет, остается совершенно уникальным явлением. Это и одно из самых злачных мест в Америке. По соседству с знаменитыми театрами расположены подпольные торговые точки наркодельцов, процветают порнография и проституция, улицы патрулируют сотни полицейских.

1425142549_0
Бродвей возродил былое величие благодаря новейшим американским драмам и мюзиклам. Когда в 1990 г. из репертуара был снят «Кордебалет” (после 6137 представлений!), это знаменовало конец целой эпохи театральной культуры, ставшей символом Бродвея. Многие горожане ходили на этот самый долговечный бродвейский мюзикл, а кое-кто утверждал, что видел его десятки раз!
[stextbox id=»custom» defcaption=»true»]Все старые театры имеют свою историю и облик. Шубертовский театр, где играли «Кордебалет”, открылся в 1913 г. между Бродвеем и Восьмой авеню, неподалеку от отеля «Астор”, от которого здание было епископом” за привычку одеваться в сутану, хотя, как поговаривали, жил он отнюдь не по-монашески. После его смерти актеры и рабочие сцены уверяли, что в театре обитает его призрак. Впрочем, несколько лет назад “Нью-Йорк тайме” писала, что тень покойного хозяина не видели с тех пор, как здесь поставили скандально знаменитый мюзикл “О Калькутта!”, где актеры выходили на сцену обнаженными. Понятно, что такого святотатства “епископ” выдержать не смог…[/stextbox]
Внебродвейские театры Манхэттена стали испытательными полигонами для многих бродвейских постановок, а также важными культурными центрами, предлагающими зрителям недорогие и интересные пьесы.

new-york-1970-vietnam-war-camilo-jose-vergara-18

“Палас” на Западной 47-й улице начинал ни шатко ни валко, но выступление в 1913 г. на его подмостках Сары Бернар спасло театр от краха, и до 30-х годов он был крупнейшим в мире театром водевиля. Ныне на его сцене ставятся шикарные мюзиклы.
Театр “Беласко” между Бродвеем и Шестой авеню был основан в 1907 г. известным драматургом, актером и режиссером Дэвидом Беласко. Его прозвали “бродвейским ресные спектакли. Внебродвейский театр возник сразу после первой мировой войны, когда Юджин О’Нил представлял свои одноактные пьесы в театриках “Провинсгаун плейхаус” (один из них располагался в штате Мэн, другой — в Гринвич-Виллидже). Самостоятельным явлением “внеБродвей” стал в конце 40-х, когда Джеральдина Пейдж появилась в незабываемой постановке пьесы Теннесси Уильямса “Лето и дым”, а Хосе Кинтеро поставил удивительный спектакль по пьесе О’ Н ила “ Продавец льда грядет”.